Живительная капля на весах уныния


     Сербияда чоп этилган ўзбек адиби китоби адабий нашрларда эътироф этилмоқда. 

     Сербия мамлакатидаги адабий нашр — "Буктинья" журналида ўзбек адиби Қўчқор Норқобилнинг Сербияда чоп этилган  китоби ҳақида адабий таҳлилий мақола эълон қилинди.  Мақола муаллифи таниқли шоира,  таржимон,  профессор Валентина Новкович. У Қўчқор Норқобилнинг китоби ("Хочу увидеть твои глаза ")ни рус тилидан серб тилига таржима қилган эди. Муаллиф серб тилида эълон қилинган  мақоласини рус тилига ҳам ўгириб бир қатор ОАВ ва электрон нашрларда чоп эттирди. Ўзбек ёзувчисининг  китобини дунёга кенг тарқалишига ҳисса қўшаётган серб адибаси Валентина Новковичга  миннатдорлик билдирамиз.

Живительная капля на весах уныния 
(о книге "Хочу увидеть твои глаза", Кучкара Наркабила, Галаксианис, 2021)

     Книга рассказов "Хочу видеть твои глаза" Кучкара Наркабилова (Наркучкара Наркабилова) из Узбекистана - первое литературное произведение, с которым имеют возможность познакомиться сербские читатели, написанное с точки зрения молодого человека, брошенного в совершенно другой мир после школы, мир гордости, оптимизма, страха, уныния и желания сдаться, до чувства долга и любви, которые являются неотделимой частью человека, где бы и в какой бы ситуации он ни находился.
     Кучкар Наркабиль – выдающийся поэт, прозаик, драматург, заслуженный журналист Узбекистана, творец, добившийся одинакового успеха в различных литературных жанрах. Книга « Хочу видеть твои глаза» представляет собой сборник рассказов, созданных во время афганской войны (1979-1989 гг.), в которых участвовал Кучкар Наркабил, будучи юношей на военной службе, а также теми, у кого в основном не военные темы, а разные темы: отношения между родителями и потомками, старинные обычаи и современность, философские размышления о смысле бытия.
     Многие писатели, такие как Ремарк, Хемингуэй и Сэлинджер, писали о войне, о жестокости и бессмыслице, которые являются ее неотъемлемой частью. Продолжая добрую литературную традицию названных авторов, Кучкар Наркабиль вносит много аутентичного, разного и вместе с тем универсального, не ограниченного ни временем, ни пространством. Эту шокирующую, поучительную, человеческую книгу открывает рассказ под названием «Навсегда восемнадцать» (мы не вернулись из боя), в котором автор знакомит нас с казарменной жизнью, друзьями, начальством, давая каждому из них возможность проявить себя в различных ситуациях, не изображающий из себя всезнающего рассказчика, а того, кто борется сам с собой не только с врагом, слушающим приказы, зачастую не соответствующие здравому смыслу, но и с самим собой и собственными демонами, страхами, иногда трусостью, зная, что некоторые из его сверстников у них никогда не будет шанса испытать это. Что время на войне исчисляется иначе, полученный там опыт ни с чем не измеряется и не сравнится, и оставляет неизгладимые последствия, подтверждает автор рассказа:
     «Мы скучали по нашей молодости. Наше детство, пора цветения, остальное на другом берегу, мой друг. Только смерть и ты здесь. Война. Существуют только этот темный мир. Ты понимаешь? Вы думаете, что вас деветнадцать? Мужчина может выглядеть молодо, но глаза его выдают».
     Во вступительной части книги автор заявляет: «Я пытался написать настоящую правду, но, к сожалению, ничего не написал». Видно, что перед нами книга, не претендующая на истину, потому что трактуется она по-разному в зависимости от угла наблюдения, суть в другом: "Какая бы ни была ваша правда, главное в том ( Андрич) показать его таким, каким он был. Как он и обещал своему близкому другу и соратнику Нурмахану:
     «Если мне повезет, я стану писателем. Я буду писать о людях, о тебе." "Ужас войны в том, что все ее участники становятся калеками..." - он сам. В то же время он заботится о своей семье, думая в ночь перед боем о красоте жизни, природы, о желании иметь будущее, которое висит на волоске на каждой войне, и «в молодости, и на войне, человек несет в себе глубокую тоску по счастью, как будто он будет жить вечно и как будто будущее, конец всех ужасов, прекрасно." (М. Црнянский "Итака и комментарии"):
«Интересно было бы узнать, чем сейчас занимаются мои? Отец, наверное, спит. Бедняжка, он, должно быть, устал на работе. Мать, бабушка и братья еще не легли спать. О чем они говорят? Может быть, они упоминают меня. А я вот думаю о них. Конечно, они заботятся обо мне».
     "Здесь идет война. Ты можешь умереть», — пишет Кучкар Наркабиль в бессонную ночь перед страшной борьбой, порождающей страх, но и молитву как символ стремления к жизни, потребности в том, чтобы она ожила, что бы это ни было и что бы ни было.
     «О Боже, не дай мне умереть. Вернуться живым из этой борьбы.
     Боже, дай мне не умереть, не делай мне больно!» 
     И вся жестокость войны заключается, среди прочего, в том, что чья-то молитва не будет услышана, кто-то не вернется из боя живым или невредимым.
     Однако солдаты не хотят показывать чувства, страхи, сомнения, отсутствие семьи. Солдат должен, как их учили, быть солдатом во всеохватывающем смысле этого слова. Он не должен колебаться и думать о личных интересах, в армии, на войне с врагом он лично становится коллективным, и цель общая. Преодолейте то, что угрожает миру и безопасности. Но автор и участник войны честен: "Есть и другая правда - надо понять тех, кто заблудился на поле боя, проявляет трусость, ведь человек не из стали.
     «Если есть осознание ужасов войны, отмахиваться от него оскорбительно».
     Для только что прибывших Афганистан – это арена подвигов, место, где можно совершить подвиг и получить орден за отвагу. Они еще не знают, что война — это игра сильных, в которой между человеком и целью находится только длина приклада, а сосед, с другой стороны, представляет собой угрозу, которую необходимо устранить, подчеркивает автор , хотя правосудие без власти бессильно; (Блез Паскуаль) Война, какой бы необходимой и оправданной она ни была, всегда является преступлением. Хемингуэй писал, что «спросить пехоту и мертвых» — это так, и автор книги «Хочу видеть твои глаза» Кучкар Наркобил разделяет это мнение:
     «Слепые люди и идиоты заняты тем, что отрезают жизнь от корней, убивают, выкалывают друг другу глаза или едят чужое сердце и наслаждаются этим. На самом деле они убивают не друг друга на войне, а саму жизнь».
     И одно из изречений, проникающих в его суть, принадлежит Карлу Краусу, австрийскому писателю и журналисту: становится все хуже».
     Дело в том, что «есть так много прекрасных, благородных способов сделать что-то на благо человечества, не проливая крови во имя каких-либо «высших» целей, потому что «даже в мирное время есть место для дел».
     «Мир — это возраст, в котором сыновья хоронят отцов, а труд — это век, в котором отцы хоронят сыновей», — писал Геродот, и мы видим это в рассказе «Столп». Отец отправляет сына на афганскую войну со словами «Знаете ли вы, что война убила моего отца?» В три года я остался сиротой. Мой отец сделал меня сиротой. Но... но ты, сынок, не оставляй меня, не дай мне остаться сиротой... "Неся те слова, как амулеты, молитвы сын выжил. В бою, на носилках, у раненого всегда в голове были эти слова. Если он умрет, то отец во второй раз осиротеет. Автор Кучкар Наркабиль напоминает нам о жестокости войны, в которой нет победителей ни с одной стороны, написав:
     «Я просто хотел бы объяснить людям, что война бессмысленна и что о ней сложно писать. "Не теряй рассудка на войне" - это пустые слова.
      Еще одним из серии рассказов, задающих вопрос, на который нет ответа и сегодня, является рассказ «Кусок хлеба». Умирающий генерал звонит сыну, прося исполнить его последнее желание.
     Он хочет, чтобы лепешки испекли в тандыре, вспоминая своего начальника, который делил с ним последний кусок лепешки в окопе перед боем. Холодный, поджаренный, сухой, но в памяти о самый сладкий, который когда-либо ел. Уже в предсмертной агонии генерал спрашивает себя: «Почему люди, зная, что могут съесть даже кусок хлеба, пожирают друг друга?»
     Достоевский писал, что красота спасет мир, имея в виду красоту духовную, а у автора книги «Хочу видеть твои глаза» есть рассказ под названием «Добро нас спасет». В нем еле шевелящийся от старости старик тащит в большом мешке саженцы ивы и березы, по дороге его встречает парень и предлагает помощь с переноской и посадкой.
     Как это часто бывает в жизни, и случайностей не бывает, много десятилетий спустя помогавший парень попадает в автомобильную аварию на той же дороге, где спасает его от падения в пропасть, сквозь пышные деревья, посаженные стариком, подтверждая правду греческой пословицы: «Земля будет процветать, когда старики начнут сажать деревья, зная, что никогда не успокоятся в ее тени».  Перед новой эрой он писал: «Если думать на год вперед, посейте семена. Если ты думаешь на десять лет вперед, посади дерево».
     Через все рассказы Кучкара Наркобила проходит мотив любви, без которой все человеческие усилия были бы напрасны, исчезла бы осмысленность каждого сделанного шага. Она маяк и протянутая рука, опора и решающая живительная капля в чаше жизни. Обычно скрытая за главными описываемыми событиями, любовь покрывает каждую мысль, действие, решение тонкой пеленой непостоянства. Он прорывается сквозь облака града, давая неугасимый свет существования, будь то между детьми и родителями, партнером или другом. Как указатель к единственной цели существования. Особенно это отражено в рассказах «Жизнь здесь совсем другая», «Хочу видеть твои глаза», «Тюльпан в снегу», «Дедь Чингачгук» и других.
     Глубина и постоянство любви между супругами, а также сила и роль женщины в повести «Дедь Чингачгук» выражены словами одного из героев, оставшегося вдовцом:
     «Пусть мужчина будет подобен орлу, соколу, ястребу, пусть даже он будет подобен вселенной, но его жена не должна покинуть этот мир раньше него. Пусть кто угодно будет мужчиной, но его жена всегда будет горой. Только гора может противостоять ястребу, орлу и соколу».
     Героиня повести «Тюльпан на снегу» (один день наедине с прошлым) рассказывает о том, что стало бы универсальным посланием человечеству, в котором отдельные личности стали его злейшими врагами: «Где бы они ни были, в любой части мира, люди должны жить в мире и согласии. В этом мире могут жить только люди, если люди перестанут убивать друг друга и начнут заботиться друг о друге».
     Книга рассказов Кучкары Наркабилы «Хочу видеть твои глаза» — это «книга о тех, кто не вернулся с войны, о любви, жизни, молодости, о Бессмертии», — писал Григорий Бакланов. Это прежде всего шокирующее, отрезвляющее свидетельство того, что дорога впереди нас часто непроходима, а ноги уже достаточно изранены. Река в нетронутых горных высотах, на потоки которых влияют ветер и камни. Пожелтевшее письмо солдата, который, однако, находит дорогу к адресату, благоухающий луг и крематорий, помнящий крик последнего вздоха. Указатель  напоминющий  о том, как важно оставаться на пути от мира к себе и от себя к другим, напоминая нам слова Руми: «Будь светильником, или спасательной шлюпкой, или ступеньками. Помочь чьей-то душе исцелиться. Выйди из дома как пастух».

Валентина Новкович, переводчик, писатель, журналист.










Гость, изоҳ қолдирасизми?
Имя:*
E-Mail:


Маълумот